Воскресенье, 25.07.2021
Регистрация Вход
Меню сайта
Главная » Статьи » Арбитражное управление

Арбитражный управляющий в первую очередь должен быть администратором

Предлагаем вашему вниманию интервью с членом нашего профсоюза, арбитражным управляющим Е.И. Кацером, опубликованное в номере 10 (55),2004, журнала "Люди дела"  http://ld.ludidela.ru

 

— Евгений Игоревич, как Вы стали арбитражным управляющим?


— С декабря 1998 года я работал заместителем директора по экономике и финансам ГП НПО «Сибцветметавтоматика», на котором в тот период было введено внешнее управление. Тогда и произошло первое знакомство с вопросами несостоятельности, Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Сначала специфика деятельности арбитражного управляющего меня не привлекала, но со временем я понял, что именно это «моя работа». В конце 1999 года я прошел обучение и получил лицензию арбитражного управляющего, ранее закончив Президентскую программу по подготовке управленческих кадров для организаций народного хозяйства РФ, в рамках этой программы стажировался в Германии. Знания, полученные в ходе обучения по Президентской программе, стали базой для самостоятельной работы и дальнейшего познания путем самообразования.


— Что же сыграло главную роль?


— Скорее всего, то, что именно профессия арбитражного управляющего позволяет в кратчайшие сроки познать все стороны управленческой деятельности в реальной жизни, научиться тому, что по учебникам не узнаешь. Кроме того, я длительное время был руководителем второго плана и деятельность в качестве арбитражного управляющего была для меня возможностью «вырасти». В общем, было желание, были силы, был толчок в виде знаний, полученных в ходе обучения по Президентской программе и обучения антикризисному управлению.


— С чего началась Ваша деятельность в качестве арбитражного управляющего?


— Моя деятельность, как и всех арбитражных управляющих, началась с отсутствующих должников. Только в мае 2000 года меня назначили временным управляющим ОАО «Красноярскметаллоптторг». Приступив к исполнению обязанностей, я обнаружил, что у предприятия, кроме долгов и дебиторской задолженности несуществующих фактически предприятий, ничего нет. Все, что могло представлять хоть какую-нибудь ценность, было уже продано, расчеты были произведены векселями, стоимостью не намного большей, чем стоимость бумаги, на которой они были оформлены. Более трех недель я пытался объяснить директору и акционерам последовательность своих действий в будущем, безрезультатно просил представить необходимые для проведения процедуры документы и сведения. В силу того, что работа арбитражного управляющего проходит на стыке имущественных интересов, я считаю, его действия не должны быть необоснованно резкими. Я достаточно решителен при проведении процедур банкротства, но до принятия каких-либо «непопулярных» решений всегда пытаюсь объяснить оппонентам возможные последствия и варианты развития событий в случае противодействия. В 2000 году Федеральный закон «0 несостоятельности (банкротстве)» № б-ФЗ от 08.01.98 знали немногие руководители, а он был довольно жестким по отношении к должнику.
Через три недели арбитражный суд удовлетворил мое ходатайство об отстранении директора должника ОАО «Красноярскметаллоптторг» и назначил меня исполняющим обязанности руководителя. Затем я выставил охрану, ввел контрольно-пропускной режим на предприятии, приступил к розыску имущества и источников финансирования работы предприятия и процедуры наблюдения. Получилось, на мой взгляд, неплохо. Позднее кредиторы доверили мне конкурсное производство должника, по результатам которого были удовлетворены все требования кредиторов, внесенные в реестр, и 38% требований кредиторов, заявленных после закрытия реестра. Все конкурсное производство превратилось в длительный конфликт с собственниками, в который оказались втянуты крупные московские предприниматели. Собственники погасили акциями предприятия, уже находящегося в процедуре конкурсного производства, свои долги перед москвичами. Было трудно, но результат положительный. С долгами рассчитались, а возвращенный и затем проданный в соответствии с Законом «0 несостоятельности (банкротстве)» имущественный комплекс работает и развивается по профилю продажи металлопродукции, как было и раньше.
Этот конфликт научил меня очень внимательно относиться к соблюдению законности и тщательно выверять правильность действий. Каждый израсходованный рубль конкурсной массы, каждый шаг сотрудника регулировался внутренними инструкциями и перепроверялся.


— Но один в поле не воин, даже если он арбитражный управляющий...


— Конечно, в ходе процедуры были подобраны сотрудники, отвечающие требованиям антикризисного управления, была создана сплоченная команда. От персонала, работающего со мной, не требуется каких-то выдающихся качеств, главное — чтобы сотрудники были работоспособными и добросовестно относились к своим обязанностям. Не требуется принятия сложных решений и выполнения нереальных задач. Главное — текущая плановая работа, а для решения сложных задач считаю необходимым в разовом порядке привлекать опытных специалистов или даже коллективы специалистов, содержание которых на постоянной основе для должника и арбитражного управляющего нецелесообразно.  Что касается стратегических решений, то арбитражный управляющий должен принимать их только сам. Ему за них отвечать. Еще нужно отметить, что люди, которые работают с арбитражным управляющим, должны быть достаточно образованными и, в первую очередь, дисциплинированными и исполнительными. От неверного действия сотрудника может зависеть иногда исход всей процедуры.


— Какие успешные процедуры на Вашем счету?


— Положительным опытом я считаю конкурсное производство ОАО «Красноярскметаллоптторг», где удовлетворены все требования кредиторов, внесенные в реестр; конкурсное производство ОАО «Спецсушмельмонтаж», где удалось рассчитаться с долгами пятой очереди по основному долгу и удовлетворить 8% финансовых санкций; конкурсное производство АООТ ПКФ «Кокра», на котором в результате утверждения мирового соглашения прекращено производство по делу о банкротстве и проведены расчеты со всеми кредиторами в полном объеме согласно реестру; 000 «Ачинский автоцентр «КамАЗ», в отношении которого в процедуре наблюдения было заключено мировое соглашение, предприятие работает по сегодняшний день, рассчитывается с кредиторами в порядке, утвержденном мировым соглашением.


— Как Вы считаете, кем должен быть в большей степени арбитражный управляющий: предпринимателем или чиновником?


— Я больше склоняюсь к тому, что арбитражный управляющий должен быть чиновником, администратором, наделенным не только четко обозначенными в законе обязанностями, но и реальными правами, позволяющими проводить процедуры, пользуясь законными рычагами, не прибегая к постоянному творческому замыканию дыр в законодательстве самим собой. Излишне предпринимательский подход к арбитражному управлению, на мой взгляд, уже привел к пониманию арбитражного управления как средства для достижения только лишь материальных потребностей арбитражного управляющего. К сожалению, это мнение прочно укоренилось в обществе. В моем понимании административной управленческой работы в арбитражном управлении изначально заложено больше. Очень часто сталкиваешься с ситуациями, когда чувствуешь себя просто ... К тебе приходят люди, просят выплатить задолженность и говорят, например: «У меня умерли родители, заболели руки, нечего есть» и т.п. Людям все равно, какие определены законом очереди и как они должны удовлетворяться. Бывает, за день несколько раз объясняешь одно и то же. Какое уж тут предпринимательство!


— Что Вы можете посоветовать коллегам на основании своего опыта?


— Прежде всего, в своей работе внимательнее относиться к людям. Причем не только тогда, когда это касается задолженности по второй очереди или отношений с кредиторами. Это на самом деле важно. У меня был кредитор из Новокузнецка на первом предприятии, который часто мне звонил и интересовался сроками удовлетворения требований. Очевидно, сумма была для него большая, и он не знал, чем успокоить свое отчаянье, кроме того, чтобы «достать» арбитражного управляющего. Более года я ему терпеливо объяснял, что делаю все, что в моих силах. Он же подсчитывал мое вознаграждение, утвержденное судом, и сколько из него я уже мог бы отдать ему, если бы желал. Этот человек, после того как я с ним полностью рассчитался, нашел в себе силы позвонить и извиниться. Надо сказать: случаи, когда люди, с которыми рассчитались, выражают нам свою благодарность, единичны, Как правило, наш труд, наши достижения воспринимаются как должное. Целью процедур банкротства, в целом, является минимизация потерь всех участвующих в этих процедурах субъектов. Как будто все просто, но за каждым субъектом — люди, а, может быть, и судьбы.


— Евгений Игоревич, получаете ли Вы удовлетворение от работы?


— Я бы не стал работать, если бы мне было неинтересно! Еще когда я работал заместителем директора по экономике и финансам, то, встречаясь с арбитражными управляющими, говорил: «Как можно работать арбитражным управляющим? Это же постоянный конфликт!» Они мне отвечали, что в этом и есть соль и надо быть таким человеком. Тебя в яму выгребную окунули с головой, а ты опять на поверхности. Еще окунули, снова ты высунулся. Вот основное, чем занимается арбитражный управляющий. Он недостаточно защищен, всегда один на один с государственной машиной и с этими самыми субъектами, многие из которых хотят либо получить вне очереди, либо получить все. Кто хочет — жалуется, кто хочет — проверяет.


— Может быть, ему поможет саморегулируемая организация арбитражных управляющих?


— В то, что саморегулируемая организация каким-то образом защитит арбитражного управляющего, я просто не верю. Сегодня у саморегулируемых организаций арбитражных управляющих доминирует одна цель — обеспечить своих членов работой. В ближайшем будущем достойной защиты ждать не приходится. В нашем случае тем более. Так сложилось, что в Красноярском крае есть много филиалов и представительств столичных саморегулируемых организаций и организаций соседних регионов, но нет своей, краевой. Я так понимаю, что мы им нужны только для численности, так как Законом о банкротстве предусмотрено, что в СРО должно быть не менее 100 арбитражных управляющих. Защищать будут вряд ли, скорее скинут как проблемный балласт. Мы пытались создать краевую саморегулируемую организацию «Содружество», но в силу различных причин это не удалось. Сегодня я, как большинство тех, кто пытался организоваться в свою краевую СРО, стал членом Сибирского филиала Некоммерческого партнерства «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих "Паритет"» (Москва). Мы — один из самых крупных филиалов в Красноярском крае, объединяющий более 20 наиболее опытных арбитражных управляющих, за плечами которых более сотни успешных процедур.


— Вы относитесь к институту саморегулирования критически?


— В целом, я отношусь отрицательно. Понимаю, что сегодня в России уже реально существует номенклатурная административная экономика, которая фактически сама определяет цены на свои услуги, и что это переросло в сегмент экономики страны, имеющий криминальное начало. Понимаю, что путем саморегулирования необходимо и полезно перераспределить функции регулирования деятельности и контроля в пользу профессиональных объединений, но считаю, что это вредно в случае с арбитражными управляющими. Такое решение только делает арбитражного управляющего более зависимым, а не более защищенным. Что же касается денежных потоков номенклатурной экономики, то они после введения саморегулирования не изменятся по объему, а лишь получат другое русло.


— Понятие «саморегулируемая организация» введено Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», принятым в 2002 году...


— Могу сказать, что реформирование законодательства о банкротстве тогда назрело, но мне неясно, зачем нужен был новый закон. Действительно, Закон «О несостоятельности (банкротстве)» № б-ФЗ от 08.01.98 имел недостатки, которые были выявлены в ходе его практического применения. Было бы, на мой взгляд, правильнее и разумнее реформировать уже существующий закон, внеся необходимые изменения и дополнения. Сегодня же мы получили фактически новый закон, о недостатках которого сможем судить лишь после наработки практического материала в будущем.


— А как складываются Ваши отношения с властями?


— С властью я общаюсь нечасто, только когда возникает в этом необходимость. Сейчас я утвержден конкурсным управляющим двух государственных предприятий. Одно федеральное, другое краевое. Фактически все взаимодействие сводится к общению с государством как с собственником имущества предприятия-должника, то есть с государством в лице органов по управлению федеральным и краевым имуществом. В 2002-2003 годы вопросы никак не решались, полезного диалога не получалось. Только с приходом в комитет по управлению имуществом В.В. Медведева, сегодня заместителя губернатора Красноярского края и руководителя Управления имущественных отношений администрации Красноярского края, с приходом его заместителя Н.И. Троянова, а также А.Ю. Южанникова, руководителя территориального управления Минимущества РФ по Красноярскому краю, наметилась положительная динамика в работе и положительное взаимодействие, основанное на взаимопонимании, взаимном уважении и сотрудничестве. Это профессионалы, которые способны решать сложные вопросы и не боятся брать на себя ответственность.



Источник: http://ld.ludidela.ru/
Категория: Арбитражное управление | Добавил: admin (05.04.2014)
Просмотров: 1988 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]